Нас поддерживала вся страна: Валерий Сушкевич – о триумфальной Паралимпиаде

13 Жовтня 2016 Друкувати цю новину

Сушкевич – о Паралимпиаде, отношении к инвалидам и проблемах паралимпийского спорта

Нас поддерживала вся страна: Валерий Сушкевич – о триумфальной Паралимпиаде

Сенсационное выступление паралимпийской сборной на Паралимпиаде в Рио-де-Жанейро стало одной из самых приятных новостей этой осени. Завоевав 117 медалей, наши паралимпийцы заняли 3 строчку в мировом рейтинге, всего на одну ступень обогнав США. А самой Паралимпиаде и подготовке к ней «АиФ» расспросил у президента Национального паралимпийского комитета Украины, Уполномоченного президента по правам людей с инвалидностью Валерия Сушкевича.

«СМОТРИТЕ, ЧТО Я СДЕЛАЛ»

— Валерий Михайлович, что с вами произошло, почему вы сами на коляске?

— В детстве переболел полиомиелитом. Вакцин на тот момент еще не было и нас с братом спасали сначала в местной районной больнице, а затем уже в Киеве. Брат вышел из больницы здоровым, а у меня были парализованы руки и ноги. Со временем, подвижность и чувствительность рук вернулась, а вот ног – увы, нет. Но родители меня не жалели, считали, что лучше с детства воспитать у меня мужской характер. Поэтому в 7 лет мне дали портфель, букет и костыли и отправили в школу вместе со всеми. Сейчас я даже благодарен своим родителям за это.

— Советник президента и бывший народный депутат также ощущает нехватку пандусов, пренебрежительное отношение и другие проблемы?

— А как же. Доходит до абсурда – я, Уполномоченный президента по правам людей с инвалидностью, на днях еле сошел с поезда. Подъемника не оказалось и меня в поезд затягивал какой-то пьяный грузчик. Наверное, из-за того, что я чиновник высокого ранга. А как ездить поездом обычному парню из АТО, который остался с инвалидностью? Перед отлетом в августе в Рио я только на киевской трассе увидел три виадука, которые сейчас строятся со ступеньками. То есть, трасса разделяет село, вернулся домой воин АТО и хочет просто из дома сходить в сельсовет – как он должен трассу перейти? Это преступление, когда на наши с вами деньги строят такие переходы, которыми не может воспользоваться человек, который нас с вами защищал.

— Вас называют основателем паралимпийского спорта в Украине…

— Да, это действительно так. Еще в СССР я, совсем молодой, был ответственным секретарем Федерации спорта инвалидов Советского Союза. Мне всегда нравилось заниматься физической культурой. Я занимался плаваньем, пауэрлифтингом, стрельбой, единственный тогда в Украине занимался горными лыжами.

В 1988 г. в Армении в городе Спитак произошло страшное землетрясение. Много людей погибло, еще больше пострадало. Я тогда поехал туда, на одну из тренировочных баз горного спорта СССР. Там швейцарцы и австрийцы собрали молодых ребят, которые здорово пострадали после землетрясения. Это были молодые парни и девочки в возрасте от 14 до 25 лет, которым во время землетрясения раздавило конечности, переломало позвоночники – эти люди не знали, как им дальше жить. Австрийцы и швейцарцы привезли с собой необходимое снаряжение для горного спорта, они обучали этих ребят, провели среди них конкурс. Я видел, как меняется отношение к жизни у этих ребят. И тогда я понял насколько важен спорт.

На тот момент я жил и работал в Днепропетровске. В один прекрасный день я с двумя тренерами пришел к ректору университета. Там был отличный бассейн. Я очень просил дать нам несколько часов в неделю, чтобы мы, люди с инвалидностью, собрали группу и могли заниматься. Вдумайтесь, всего несколько часов в неделю! Ректор посмотрел на меня и сказал: «Молодой человек, какой бассейн? Вы на костылях!» Дошло до скандала, и я заявил этому ректору, что не уйду из его кабинета, пока он не даст нам хотя бы час в неделю. Он позвал охрану, чтобы меня вывели. И тогда я отбросил свои костыли, схватился рукой за шкаф и одной рукой, подтянувшись, забрался на самый верх. Он опешил. А я сказал: «Да, я на костылях, но смотрите, что я сделал. А теперь позовите своих лучших студентов или любого с кафедры и пусть повторят то же самое – тогда я уйду».

Так мы получили час в неделю в бассейне, затем 2, потом уже 3 часа. Вот так начиналось плаванье для паралимпийцев в Днепре, так начинался паралимпийский спорт в Украине.

ДОРОГОГО СТОИТ

— С чего для наших паралимпийцев началась Паралимпиада в Рио?

— С церемонии проводов. Я всегда ей уделяю особое внимание, потому что хорошая церемония проводов способна «включить» общественность и команду, которая должна была почувствовать, что она едет представлять нашу страну и наш народ.

Мы просили актеров, декорации, свет – и все бесплатно. Я просто ходил и убеждал чиновников, что мы все отработаем в Рио. Я тогда не думал о триумфе, но знал, что выступим достойно… Удалось договориться с некоторыми звездами. Очень многие отказали, но многие нас поддержали.

И вот на церемонии проводов, когда мы вышли на Майдан, мы увидели, что он заполнен – были семьи паралимпийцев, воины АТО, обычные люди. Когда я увидел, как люди пришли нас проводить – я понял, что в Рио что-то будет. И хотя в конце нам даже вырубили свет – это никого не смутило. Мы всем Майданом просто начали петь гимн Украины.

— Что более всего запомнилось на Паралимпиаде?

— Для меня самым интересным, главным впечатлением Паралимпиады стала поддержка Украины. Мы ведь каждый день читали социальные сети – нас поддерживало много людей. Столько искренности было во всем этом, все это поднимало боевой дух. Ребята читали многочисленные слова поддержки и отзывы на нашей страничке в Фейсбуке, и даже страничку президента и премьер-министра. Когда прилетели домой, нас в аэропорту встречали сотни людей – не чиновники, а самые простые люди, которые несмотря на дождь и позднее время (почти два часа ночи!), а пришли поприветствовать украинских паралимпийцев. Это дорогого стоит!

ЦЕНТРЫ И АТО

— Думали ли вы, что наша паралимпийская сборная займет третье место в мировом зачете, обогнав даже США?

— Я сам спортсмен и о результатах стараюсь заранее не говорить. Но здесь есть небольшой нюанс – если бы мы не потеряли свою тренировочную базу в Евпатории, мы могли бы быть на втором месте и обошли бы Великобританию.

Раньше у нас было две базы. С огромным трудом после Олимпиады в Сиднее в 2000 г. мы «выбили» землю старого детского лагеря в Евпатории, где построили со временем мощный Национальный центр паралимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов, который принадлежит Национальному паралимпийскому комитету Украины. Мы делали все для людей с инвалидностью, там тотальная безбарьерность. Там даже те, кто совсем не мог передвигаться, мог позволить себе окунуться в море. Вы много видели на пляже душей для людей на колясках? А у нас там они были. Там много чего уникального. При этом этот центр не был институцией исключительно для людей с инвалидностью, он был доступен для всех: паралимпийцев, олимпийцев, больных детей, здоровых детей.

Когда наш Центр в Евпатории проработал свыше 15 лет, мы поняли, что есть еще зимние виды спорта и нам нужно их осваивать. Так появился Западный реабилитационно-спортивный центр для занятий зимними видами спорта в селе Яворов, Львовской области – на улице Равных прав и возможностей. Да, именно так в Яворове назвали целую улицу.

Спецификой и одного и другого центра было то, что их строило не государство, а гражданское общество. Сейчас остался только центр в Яворове. А про евпаторийский центр просто больно вспоминать… Частично его сейчас используют паралимпийцы России. Там также много деток, которые занимаются оздоровлением. База ведь отличная… доктора, тренера.

— Нельзя ли построить аналогичный центр где-нибудь в Николаевской или Одесской области?

— Можно и очень нужно. Сейчас вместительность центра в Яворове – 300 человек. В Евпатории за год курс проходило около 5 тысяч. Чтобы вы понимали, насколько нам необходимы такие центры – по нашим подсчетам в Украине около 3 млн инвалидов, к тому же идет АТО, так что цифра эта «плавающая». Строительство нового центра обойдется по предварительным подсчетам в 30 млн. долл. Не так давно мы встречались с премьер-министром Владимиром Гройсманом. Я озвучил ему идею привлечь спонсоров для постройки нового центра, он согласился. Теперь главное найти доноров, инвесторов, убедить их в необходимости.

— Как-то пытаетесь работать с АТОшниками?

— Мой личный опыт общения с воинами АТО начался более двух лет назад, когда мы вместе с паралимпийцами Украины пришли в один из военных госпиталей… Ко мне тогда подошли психологи и говорят, что один боец не хочет работать, ничего не воспринимает… Отвернулся к стене, не разговаривает, на контакт не идет. Иду к нему. Подошел к кровати, говорю: «Посмотри на меня». Он меня… послал. Полчаса я пытался вытянуть его на разговор. Конечно, пришлось выслушать все и про то, какие мы все подонки, что живем тут мирно, пока там идет война, и за депутатство свое бывшее я получил по полной… Но контакт нашли и психологи уже с ним дальше работали.

Мы в паралимпийском спорте всегда ждем наших защитников – чем сможем, тем поможем. Сейчас в Украине работает целостная программа «Возвращение к жизни», где воинов АТО, которые получили травмы и инвалидность реабилитируют с помощью физической культуры и спорта в нашем центре в Яворове.

Елена Гордеева

АиФ-Украина + Фото

  Категорія:
написати коментар

0 коментарів

Поки немає коментарів

Ви можете бути тим, хто розпочне розмову.

Додати коментар

Напишіть відгук