«Да вы практически здоровы!»

21 Січня 2014 Друкувати цю новину

— вынесли вердикт врачи одного украинского медицинского центра моряку, когда тот вернулся из рейса с тяжелой травмой позвоночника

С этой проблемой может столкнуться каждый из 70 тысяч украинских специалистов морских профессий, что работают сегодня в море на судах под иностранными флагами. Моряк, как известно, профессия повышенного риска. В море может случиться всякое. В том числе и производственные травмы, последствием которых становится частичная или полная потеря трудоспособности. Для получения моряком компенсации от судовладельца необходимо, чтобы ему был определен процент утраты трудоспособности. И вот тут начинается самое интересное.

— На тех моряков, которые работают под украинским флагом, в отношении порядка определения стойкой утраты трудоспособности распространяются нормы отечественного законодательства, — разъясняет адвокат Максим Кочерженко. — В частности, утвержденный приказом Министерства охраны здоровья Украины в июне 2012 года Порядок установления медико-социальными экспертными комиссиями (МСЭК) степени стойкой утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, которым причинен вред здоровью, связанный с исполнением трудовых обязанностей, детально определяет процедуру освидетельствования. Основным документом, необходимым для проведения такой экспертизы, является акт о несчастном случае на производстве, составленный по форме Н-1. Он составляется по месту работы либо на основании решения суда о факте получения травмы на производстве. Лицо, которое признано инвалидом от трудового увечья, получает помощь от Фонда страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, бюджет которого формируется за счет поступлений от отечественных работодателей. Вроде все понятно. Но что делать нашему моряку, который получил производственную травму, работая в иностранной компании? Тамошнего работодателя не заставишь подписать акт о несчастном случае на производстве по форме, установленной украинским законодательством. К чему вообще можно принудить иностранного судовладельца? Добавлю, что не только вышеупомянутый акт, но и все остальные документы действующего украинского законодательства, относящиеся к вопросу установления частичной или полной потери трудоспособности, абсолютно бесполезны в ситуациях, которые возникают у моряков-«подфлажников».

Раньше, рассказывает Максим Кочерженко, такой проблемы не было. МСЭК, проведя экспертизу, наряду со справкой об инвалидности выдавала моряку, получившему в рейсе травму, также справку с указанием процентов потери трудоспособности. Этот документ давал основание для выплаты «подфлажнику» компенсации в соответствии с положениями коллективного соглашения, который заключают между собой морской профсоюз и иностранный судовладелец.

Однако несколько лет назад МСЭК прекратила выдавать морякам-«подфлажникам» справки о проценте потери трудоспособности. А стали выдавать только справки, подтверждающие группу инвалидности. Для иностранного работодателя этот документ не является основанием для выплаты компенсации. Ведь каждая группа инвалидности имеет достаточно широкую вилку соотношения со злополучными процентами потери трудоспособности, а это, в свою очередь, не позволяет определить сумму страховой компенсации. К тому же справки об инвалидности в отличие от справок о проценте утраты трудоспособности выдаются на определенный срок, что дает возможность судовладельцу говорить о восстановлении здоровья моряка и отсутствии оснований для выплаты компенсации. Наконец, МСЭК в справке об установлении инвалидности указывает общую причину инвалидности, а не профессиональную, что также негативно влияет на возможность получения моряком компенсации, поскольку она выплачивается только при получении травмы во время выполнения моряком своих профессиональных обязанностей.

Что же делать? Иностранные работодатели подсказали украинским морякам: обращайтесь в отечественные частные медицинские центры, которые имеют аккредитацию в тех страховых компаниях, услугами которых пользуется тот или иной судовладелец. В Одессе таких медучреждений несколько.

— Однако данные центры не имеют должной компетенции для определения процента потери трудоспособности в случае получения работником производственной травмы, — говорит адвокат М. Кочерженко. — Достаточно сказать, что в штате этих учреждений, как правило, нет профпатолога. Да и по закону, еще раз напомню, подобной работой могут заниматься только медико-социальные экспертные комиссии.

В общем, степень потери трудоспособности морякам стали определять в нарушение порядка и критериев, установленных украинским законодательством. Естественно, с серьезным — если отталкиваться от норм законодательства — занижением процентов и ущемлением интересов моряков, что объяснимо. Медицинским центрам, аккредитованным в иностранных страховых компаниях, невыгодно писать реальные проценты потери трудоспособности. Ведь так можно «разорить» партнера. В результате моряку, получившему в ходе рейса увечье, пишут такое в справке, что возникают сомнения в профессионализме людей в белых халатах.

Об одном таком случае мне рассказали в БО «Фонд помощи морякам «Ассоль». По словам председателя правления благотворительной организации Анны Муруговой, к ним часто обращаются моряки-«подфлажники», которые не могут получить справедливую компенсацию за утрату здоровья в связи с производственной травмой.

Как пример: моряк получил тяжелую травму позвоночника. Это случилось во время шторма. Из-за сильной качки сорвался с креплений электродвигатель. Он упал на спину моряка. Пострадавшего пришлось срочно эвакуировать на берег, делать операцию. В поврежденный позвоночник вставили спицы и штыри.

Вернувшись домой, моряк получил III группу инвалидности. А комиссия по профотбору в своем заключении указала, что о продолжении морской карьеры ему следует забыть. Это очень важная деталь. Суммы страховых компенсаций существенно разнятся в зависимости от того, сможет ли моряк после выздоровления продолжать трудиться в море или нет.

В общем, иностранному судовладельцу категорически не понравилось, что «подфлажник» намеревается получить страховку, как говорится, по полной. Поэтому предложил ему пройти повторное обследование в аккредитованном частном медицинском центре. Как и следовало ожидать, это учреждение «оправдало» доверие иностранного работодателя. Моряку, перенесшему тяжелую травму позвоночника, специалисты медцентра написали только 30 процентов потери трудоспособности с возможностью дальнейшего восстановления здоровья и продолжения работы в море.

Тут уже возмутился пострадавший. В общем, после долгих переговоров и препирательств с работодателем удалось прийти к компромиссу. Моряк прошел еще одно обследование в согласованном моряком и судовладельцем специализированном учреждении, которое установило 80 процентов потери трудоспособности и невозможность продолжения им трудовой деятельности в море. Судовладелец, чертыхаясь, заплатил.

Эта история имела счастливое окончание. Но далеко не всегда украинским «подфлажникам» удается добиться справедливости. Многие из моряков, особенно когда после лечения производственной травмы у них остается возможность трудиться в море, принимают решение не спорить с работодателем, соглашаясь на минимальную сумму страховых компенсаций.

Таким образом, проблема требует не точечного, а комплексного решения. Каким оно может быть? В БО «Фонд помощи морякам «Ассоль» на этот вопрос есть ответ.

— Необходимо внести изменения в действующий в Украине порядок определения степени утраты профессиональной трудоспособности, а также закрепить положение о том, что медико-социальная экспертиза потерпевшего может осуществляться МСЭК при наличии акта служебного расследования несчастного случая, выданного иностранным работодателем, либо на основании запроса посредника в трудоустройстве трудового мигранта (крюинга) или профсоюза, — подытоживает адвокат Максим Кочерженко.

Анна Муругова показывает перечень нормативно-правовых актов, в которые следует внести соответствующие изменения. Предложения по корректировке законодательства также готовы. Вопрос только в одном — кто этим будет заниматься? Кто возьмет на себя работу по лоббированию — в хорошем смысле этого слова — таких необходимых законодательных инициатив? Понятно, БО «Фонд помощи морякам «Ассоль».

Но усилий одной общественной организации может быть недостаточно. Кто же еще из общественных организаций и политических деятелей примет участие в решении данной проблемы? А может, наконец-то «проснутся» морские профсоюзы, многие из которых, увы, свою работу видят только в том, чтобы своевременно собирать с «подфлажников» членские взносы?

Вечерняя Одесса

  Категорія:
написати коментар

0 коментарів

Поки немає коментарів

Ви можете бути тим, хто розпочне розмову.

Додати коментар

Напишіть відгук